?

Log in

Мой книжный 2016

5 звёзд:
Элис Манро. Плюнет, поцелует, к сердцу прижмёт

Великолепно. Уместить в одно произведение целую жизнь, с нюансами, полутонами, игрой света, перепадами настроения - импрессионисты могли, и Элис Манро может. Глубокие, тонкие, нежные и умные рассказы. Прочитала в одной из рецензий и полностью согласна с формулировкой - написано с большим уважением ко всем героям. Уважением и любовью, добавлю я. Спасибо, Элис.

Мариша Пессл. Некоторые вопросы теории катастроф

Хорошо.
Во-первых, это большая и толстая книга на несколько дней, во-вторых, она про книжную умненькую девочку, много читающую и постоянно цитирующую (это уже в-третьих), в-четвёртых, она напоминает "Тайную историю", а это хорошая ассоциация, в-пятых, сюжет оказывается лихо закручен. Немного огорчило в-шестых — что он так и остался закрученным, и хотя официальная версия — борьба с читательским инфантилизмом и гладкими эпилогами, меня терзают смутные подозрения — а вдруг Мариша просто не смогла придумать, чем закончить? Да и чем тут закончишь, жизнь ведь только начинается, будущее не определено.

Майкл Каннингем. Дикий лебедь и другие сказки

Прекрасный Каннингем оказался прекрасен и в жанре короткого рассказа. Пронзительный, искренний, немного ироничный, добрый и грустный. Люблю.

Пола Хокинс. Девушка в поезде

Долго сомневалась, читать или не читать - смущали отрицательные отзывы. А оказалось хорошо, всё понравилось. И как сказка сказывается, и как дело делается. И герои хорошо объяснены и прорисованы, и интрига детективная держалась долго. Мне было интересно.
Напомнило мне "Исчезнувшую" Гиллиан Флинн, если сравнивать. Хотя тут ненадёжный рассказчик более ненадёжен ))

Кейт Аткинсон. Боги среди людей

Помню, как жалела, не хотела расставаться с историей, дочитав "Жизнь после жизни" и хотела немедленного продолжения. Между книгами получился приличный перерыв, и я читала этот роман, как новый, отдельный. Он грустный, он мудрый и честный. Никто в ней не идеален, и каждый живёт свою жизнь, как может, к сожалению, редко объясняя другим (да и себе тоже порой) мотивы своих поступков. Наверное, это бы помогло. Наверное, это возможно только в ретроспективе. Здорово, что можно в пределах романа путешествовать во времени и находить связи и объяснения. Меня это почему-то успокаивает и обнадёживает.

Мари Кондо. Магическая уборка

Замечательная книжка. Уж на что я люблю выбрасывать ненужное, освобождаться от старого - и всё равно многие идеи Мари Кондо оказались новыми и полезными.
Самая главная (и особенно ценная для меня, как гештальт-терапевта) - завершайте отношения! С вещами в том числе!
Возьмите в руки вещь и почувствуйте - испытываете ли вы от неё радость. Если испытываете - оставьте. Если нет - расстаньтесь. Поблагодарите. Даже если не пользовались, даже если давно ей не радовались. Скажите: спасибо, что ты была у меня. Показала мне, что такой цвет мне не к лицу. Принесла радость в момент покупки. Тот, кто подарил тебя, хотел выразить мне своё внимание.
Спасибо и до свидания!
Спасибо тебе, книга Мари Кондо! Ты меня порадовала. Мне было интересно и полезно узнать, что носки лучше свертывать трубочками, а сумки хранить одна в другой. Я теперь знаю, как лучше расставаться с вещами. Я буду пользоваться твоими советами. Спасибо!

Элис Манро. Давно хотела тебе сказать

Какая же она прекрасная. Такой талант рассказчика, такой мудрый и понимающий взгляд на жизнь. Замечательные рассказы.

4 звезды:

Санджай Гупта. Тяжёлый понедельник

Славный такой производственный роман, без затей, но с моралью. Хорошо работать хорошо, не забывать про личную жизнь, быть человечным. Хейли, к котрому у всех нас импринтинг, закрутил бы позабористее, с интригами и плохими героями, но и так неплохо.

Дэн Симмонс. Песнь Кали

Вот уж не ожидала, хотя уже давно поняла, что от Симмонса можно ожидать чего угодно.
Читала, задерживая дыхания - вонь Калькутты доставала меня через буквы. Симмонс мастер описать миазмы, я до сих пор Лондон из "Друда" вспоминаю с содроганием. Ну а тут вообще ожидаемо - Индия, Калькутта, реки нечистот, другая реальность.
Вот и ждала я вхождения в эту другую реальность, ждала, когда же всё начнётся, весь этот ужас с многорукими злыми богами, оживлением мертвецов и пляской смерти.
А оказалось всё ещё страшнее, намного страшнее. Потому что действует и убивает не другая реальность, не ходячие мертвецы и не ожившие боги, а нищета, болезни, злоба, ненависть, бесчеловечность - и всё это здесь, рядом, за стенами гостиницы, близко и на самом деле, только руку протяни. И это очень страшно.

Майкл Каннингем. Снежная королева

Мне грустно и я разочарована. Не в Каннингеме — он слишком велик и прекрасен для этого. В себе — я не смогла оценить роман, вернее, не смогла его прочувствовать, слиться с ним, как это было с другими произведениями Каннингема (кроме "Близится ночь", от неё ощущения были похожие на нынешние).
Читала и восхищалась замыслом, идеями, чувствами. Свет, который смотрит на тебя, благодарность, которую невозможно вернуть, одиночество и ответственность, которые невозможно разделить. Всё так, фразы хочется брать в цитаты. Но почему тогда душа моя молчит и не отзывается, а ведь всего несколько дней назад я плакала над каннингемовскими сказками?
Написано мастерски, но не отозвалось. Ну что же, бывает. Не со всеми прекрасными людьми и произведениями случается любовь. Я всё равно буду надеяться, ведь уже я однажды увидела свет в его романах.

3
Дэн Симмонс. Флэшбек.

Я человек верный, преданный, и Дэн Симмонс от моей любви так просто не отделается. Хотя, конечно, рискует. У меня вообще ближе к концу книги закралось подозрение, что Дэн держит взаперти парочку литературных афроамериканцев, которых заставляет писать то, что самому лень.
Один каторжник описывает крутого парня Ника, бывшего полицейского, потерявшего жену и смысл жизни, опустившегося, но не утратившего боевых навыков и сноровки. Такой картонный герой, кочующий от автора к автору, из сюжета в сюжет. Так и представляю Дэна С., звонящего Ричарду Г., который на самом деле Джоан Р.: "Дорогуша, у тебя лекала свободны? Да-да, того здоровяка детектива. Нет, что ты, никакого плагиата, у меня будет совершенно другой, с двумя ногами. И о каком ты плагиате вообще - не сама же его придумывала! Спасибо, дорогая, мой человек завтра заберет его у тебя на пару недель".

А второй пишет про дедушку и внука, обложившись учебниками по возрастной психологии, политэкономии и поглядывая одним глазом "Хоббита".

А Дэн описывает то, что интересно ему. Антиутопия, всё плохо, японцы захватили мир, американская политика вслед за экономикой потерпели полное фиаско, остался только Техас, и тот держится из последних сил. С интерактивных футболок грубо ругается posledniy silovik Putin, Израиль сметён с лица Земли, Европа легла под мусульман. Всё это дико, правдоподобно и жутко.

Вот такой микс - боевик-антиутопия, недалёкое будущее, сомнительный хэппи-энд. Япония - страна восходящего солнца. Смелые рейнджеры уезжают в закат.

Оса Ларссон. Солнечная буря

Уютный скандинавский детектив с горячим кофе, снежными метелями, булочками с корицей, расчленённым трупом, хорошими и не очень семьями, домоткаными половиками, религиозными мошенниками и добросовестными полицейскими.

Ханья Янагихара. Маленькая жизнь

Вначале я думала, что эта книга о дружбе. Мне нравилось.
Потом я поняла, что эта книга о травме и её влиянии на жизнь. Читать тяжело, но невозможно было оторваться. Я верила.
Потом я увидела, что эта книга об эгоизме. Я горько усмехнулась своей догадке.
А потом я сдалась, утомилась и стала раздражаться. Я стала отвлекаться и подсчитывать оставшиеся до конца книги страницы. И видеть разное. Диккенс и Достоевский, писавшие сентиментальное за долги и на заказ. Захар Прилепин, чётко и холодно рассчитывающий дозировку откровенности, боли и горя на грамм читательского сердца. Станиславский на заднем плане со своим "Не верю!"
Мне не хватило любви. Я не смогла полюбить героев, я не поверила, что герои любят друг друга, и я думаю, что Ханья их не любит. Она их демонстрирует. Технично, разнообразно, но без любви. Как жаль.
Наверное, эта книга всё-таки про травму.

Мишель Бюсси. Пока ты не спишь

Не понравилось, хотя всё-таки дочитала.
Девизом книги я бы сделала фразу "Всё не так, как кажется".
Вот всё, абсолютно всё. И это должно было, по идее, стать интригой, но очень раздражает.
И не верила никому.


Совсем не понравилось:
Грег Иган. Карантин
Собиралась читать фантастику, киберпанк, а оказалась в учебнике по квантовой физике, да ещё и переводном. А ведь всё могло бы быть иначе. Жаль, что автор схлопнулся ( это слово - не обзывательство, а свидетельство, что я книгу всё же прочитала) и пошёл по другому пути.

Не дочитала и не буду:
Рик Янси. Ученик монстролога
Видела на лайвлибе тэг "кровь, кишки, доброта". Вот тут тоже, только без доброты.

Больше здесь: https://gestalt.bartosh.org/%D1%87%D0%B8%D1%82%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%B4%D0%BD%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%B8%D0%BA/

Метки:

Помните, были такие письма счастья? От одного к другому, получил - напиши десять раз и отправь дальше. Кто напишет, тому счастье, кто не напишет, тому счастья не будет.
Были эти письма какие-то глупые и бестолковые, и переписывать их не хотелось. Но были люди, готовые пойти на любые меры, поверить в любую чушь, лишь бы оно пришло, это счастье. Или хотя бы закончилось несчастье.

Моё письмо счастья о другом. О подростках. О том, что это пройдет, закончится. Вот этот ураган, этот потоп, эта пыльная буря, землетрясение и дождь из пиявок. Они пройдут, оставив некоторые разрушения, и уйдут, и снова будет солнце и хорошая погода. Надо только подождать, потерпеть. Переждать в надежном месте.

Я работала с многими десятками подростков и их родителей. И сочувствую всем. Я вижу, как тяжело быть подростком. Эти нескончаемые сомнения в собственной полноценности, которыми невозможно ни с кем поделиться - родители начинают утешать и подбадривать (в лучшем случае) или унижать и добивать (в худшем). Или не замечать, игнорировать, что тоже плохо. Друзья сами в таких же сомнениях, которым нет названий. Будущее пугает. Настоящее то вызывает восторг, то отвратительно. Прошлое не имеет смысла. А взрослые говорят о том, что нужно выбирать профессию, определяться с учёбой, хорошо выглядеть и быть дружелюбным и открытым.

Я знаю, как тяжело родителям. Вчерашний милый, добрый, любящий ребенок вдруг стал чужаком. Он содрогается от ваших прикосновений, слушает чудовищную музыку, спит днём и бродит по квартире ночью. Его друзья перестали бывать у вас дома - теперь они общаются в сети. Он носит странные вещи и не хочет мыть голову. Глядя на него, вы боитесь сразу всего - ранней беременности, неправильной ориентации, тяжёлых наркотиков, лёгкого поведения, одиночества, неприкаянности и неразборчивости в дружбе. Вас пугает, что он рано уйдёт из дома и что всю жизнь будет жить с вами, что он ничем не интересуется и что сутками сидит в интернете. Вы сходите с ума рядом с подростком и опасаетесь, что он не в себе.

Вы не знаете, как поступить правильно. Ещё вчера вы чувствовали себя хорошим родителем, внимательным и заботливым, в меру строгим и одновременно ласковым, прогрессивным и демократичным. Вы не собирались повторять ошибки собственных родителей и верили в свою интуицию.
Сегодня всё изменилось. Находясь рядом с подростком, вы физически ощущаете свою никчёмность и некомпетентность. Ваши взгляды устарели, а вкусы смешны и нелепы. Вы постоянно обнаруживаете себя или читающим нудные нотации, или испуганно заискивающим. Хочется отстраниться, уйти, сбежать, но оставить ребёнка без присмотра невозможно - все опасности и страхи современного мира окружили вас и ждут своего часа.

Как выжить? Где брать силы? В чём найти опору?


Когда-то для меня таким письмом счастья стала книга прекрасного американского психолога Эды Ле Шан “Когда ваш ребенок сводит вас с ума”. Вернее, даже не книга, а глава, а ещё точнее - несколько абзацев. Эда писала про детей разного возраста, и её книга была очень полезной для меня, но мой ребенок не сводил меня с ума, и я справлялась. А когда настало моё время сходить с ума, я прочитала:



«Даже когда я пишу слова “школьный возраст”, перед моими глазами встает не слишком привлекательный образ подростка.
… Комната моей четырнадцатилетней дочери напоминает мне последствия лондонской бомбардировки. На верхней полке ее шкафа — коллекция минералов вперемежку с чистым бельем. Я знаю, что под свитером па соседней полке можно найти засушенную лягушку, пачку контрабандных сигарет и три тюбика моей самой дорогой помады. И наконец, на третьей полке будут целые тарелки недоеденной пищи, которые стоят там иногда до двух недель — пока я не почувствую запах.
Мне до неприятного отчетливо вспоминается, что я была абсолютно уверена в том, что из моей дочери вырастет бродяга. Кроме того, она будет пироманкой, потому что втихую она баловалась со спичками; воровкой, потому что она время от времени брала деньги из моего секретера; и патологической лгуньей, потому что она всегда все отрицала. Когда она выросла и я пришла к ней в гости, она бросилась мыть чашку, едва я кончила пить, она отчитывала каждого, кто наводил беспорядок на кухне, она знала, как поддерживать тепло в печке, она по-хозяйски тратила деньги, и у меня даже в мыслях не было подозрения, что она говорит неправду.
К тому моменту, когда ребенок достигает переходного возраста, он действительно вырастает. Меня беспокоило то, смогу ли я когда-нибудь научиться владеть собой. Я была уверена, что я худшая мать на свете. У меня были пещерные взгляды на дружбу мальчиков и девочек; мой повышенный интерес к таким вещам, как контрольная по грамматике и переход из класса в класс, делал меня воплощением самого занудства.
Если бы кто-нибудь сказал мне, что эти лохматые, молчаливые личности, которые переступали порог моего дома, когда-нибудь станут умными, добрыми, красноречивыми, чуткими, заботливыми и любящими, я бы решила, что этот кто-то находится в еще худшем состоянии, чем я сама. Оглядываясь назад, я понимаю, что в том, что происходило с этими молодыми людьми, во многом виноваты были разбушевавшиеся гормоны, не говоря уж о стрессе, переживаемом ими оттого, что им надо проделать мучительную работу — перейти от детства к взрослости всего за несколько лет в социальном климате перемен, нестабильности, неопределенности и беспокойства. На самом деле все происходило именно так. Хорошо еще, что я старалась понимать их, проявлять чуткость, добиваться лучшего общения, но, кроме того, я должна была научиться терпеливо ждать перемен к лучшему.»

Я поверила Эде, и эти слова поддержали меня и обнадёжили. Я вспоминала и перечитывала их много раз, они придавали мне сил и помогали не впасть в отчаяние. Я очень благодарна ей за мудрость, доброту и понимание, за её профессионализм и человечность, за книги и лекции, которые я прочитала.
Когда родился внук, я подарила эту книгу дочке.

И сейчас вслед за Эдой Ле Шан я хочу повторить: Ждите! Дети взрослеют и вырастают, и переходный возраст пройдёт, и ваш подросток вырастет и станет взрослым - не идеальным, не совершенным, как и все мы, а хорошим, любимым, самостоятельным.

А ещё хочу сказать, что наши тараканы - не самая большая ценность, которую важно передавать по наследству. Лучше разбираться с ними самим, не перепоручая эту работу детям. Если вы обратите внимание на свои страхи и претензии к подростку, то наверняка увидите, что многие из них были адресованы вам вашими родителями или актуальны для вашей личной истории, но не для ребёнка. Пожалейте своего подростка, не нагружайте его дополнительно своими неразрешёнными проблемами, не заставляйте его проживать ещё и вашу жизнь. Пусть он живёт свою, так интереснее. А со своей вы справитесь сами. Вы ведь тоже когда-то были подростками, вы смогли.

2016

С авторского сайта http://gestalt.bartosh.org/

Иллюстрация Марины Бартош

Остров

Смотрим с террасы — по океану в сторону марины плывёт красивая трёхпалубная яхта. Вспомнили, как три года назад на набережной в Сан-Диего проходили мимо такой же белоснежной и прекрасной, и вслух гадали: чья она, интересно? — а идущие навстречу нам люди, не сбавляя хода, отвечали по-русски: А это соотечественника вашего, Абрамовича.
Захожу в фейсбук, у меня там много русскоязычных тенерифцев, читаю пост с картинкой: а мимо нас вот такая яхта проплыла, кто знает, чья? - и ответы в комментах: фамилия такая-то, Киргизия.
Наш соотечественник, в общем.

Я здесь. Манифест

Я переехала. Месяц назад была в Хельсинки, сейчас на Тенерифе. Разная география, разный климат, разные пейзажи.

Печатаю, сидя на террасе. Декабрь, тепло. Солнце опускается за соседний остров, скоро стемнеет. Я весь день искала слова, которые помогут рассказать о себе, объявить острову: я здесь. Я хочу работать, хочу продолжать своё дело.

Опять перемены, опять новая страна, новые люди. Я уже начинала заново несколько раз, переезжая из города в город, из страны в страну. Каждый раз приходится нелегко.

Какой бы ты хороший специалист ни был, но на новом месте тебя не знают, твоя репутация осталась там, откуда ты приехал. Для психотерапевтов это плохо - ­переезжать. Теряются связи, теряется окружение. Сарафанное радио больше не работает, рекомендации не помогут ­ их некому давать. Опять начинаю сначала.

Помогает интернет. Когда в 2004 году мы с мужем приехали в Финляндию, то не знали там никого, не было родственников, не было знакомых. Я нашла русскоязычное финское сообщество на одном женском форуме и спрашивала там: В чём ходить в сауну? Как записываться в прачечную? Где купить гречку? Мне отвечали, объясняли, рассказывали. До сих пор благодарна девочкам за помощь, помню и ценю.

Очень хотела продолжать работать, заниматься терапией. И уже знала по прежнему опыту переездов, что нужно объявлять о себе. Стала вести колонку “ответы психолога” в русскоязычной газете. Пришли первые клиенты. Я им благодарна за доверие. С них началась цепочка рекомендаций, заработало сарафанное радио. Я прожила в Хельсинки 11 лет и 10,5 из них работала психотерапевтом с русскоговорящими взрослыми, подростками и детьми.

И вот снова переезд. Пока неполный. Живём на два дома. Зима­-весна на Тенерифе, лето­-осень в Финляндии. В Хельсинки остался кабинет, клиенты, с которыми работала там, теперь продолжают по скайпу. Но всё равно хочу развивать практику здесь, на Канарах. Теперь заявлять о себе легче: ­ есть социальные сети, сайты, профессиональные форумы. И я снова говорю: ­ я здесь. Теперь за моей спиной много лет опыта работы в другой стране. Я много знаю про эмигрантскую жизнь на собственном и на клиентском опыте. Когда ко мне на терапию по скайпу обращаются люди из других стран, мы говорим на одном языке. И дело не только в русском.

Я буду здесь делиться своими историями, мыслями, рассказывать о своей работе, которую люблю и которая для меня по-­прежнему важна и интересна. Я соблюдаю правила конфиденциальности и рассказываю только истории, на публикацию которых мне дали разрешение клиенты, изменяя имена, обстоятельства и детали жизни. Я благодарна им за это разрешение.

Для меня очень важно делать то, к чему лежит душа, то, что получается, приносит удовлетворение и пользу. Я рада, что нашла в жизни своё дело и что мои знания, умения и способности помогают многим людям.

Получился манифест психотерапевта-­космополита. Ну пусть будет так. Это ведь правда. Я психотерапевт и я космополит. И я здесь.

Встреча

Первая терапевтическая группа, которую я провела (вдвоём с коллегой - тоже начинающим психотерапевтом), называлась "маски" и была на тему масок, которые мы носим, и ролей, которые выбираем. Людей пришло немного, все начинающие психологи, нам было страшно показать друг другу свою неуверенность, мы прятались за показными ролями, мы не были близки, встречи не состоялось, название оказалось удачным.

Сейчас, спустя почти полтора десятка лет, я не помню участников группы - да у меня и не было шанса их запомнить, ведь мы действительно были в масках, закрыты и неоткровенны. Но я до сих пор хорошо помню это желание встречи и разочарование из-за невозможности.

С тех пор я провела много разных групп, работала в терапии с сотнями людей. И каждый раз с трепетом вижу, как настороженные поначалу люди постепенно открываются и раскрываются, снимают маски и начинают знакомиться сами с собой и с другими. Это страшно и тревожно - быть собой. Часто это непонятно, а какой я? Как мне узнать, как быть собой?

В терапии это знакомство происходит. Медленно, осторожно, иногда с удивлением, иногда с радостью, бывает, что и со злостью человек узнает себя. Ему не терапевт подсказывает - терапевт только помощник, ассистент, проводник в этом исследовании.

Наверное, когда меня перестанет восхищать и завораживать этот процесс знакомства с собой, открытия себя, я уйду из профессии. Подамся в управдомы или буду выращивать капусту. Но очень надеюсь, что этого всё-таки не произойдёт и на мою жизнь хватит участия и интереса.

Отсюда: http://gestalt.bartosh.org/

Я на Тенерифе

Такая вся уже местная и занятая - третий день здесь, а купаться ещё не ходила, некогда, работаю.
Вчера весь день по скайпу, а сегодня дала объявы в местные тенерифские форумы и сижу завожу аккаунты в соц. сетях. Вконтакт уже одолела, файсбук меня не пускает - оказывается, сто лет назад я завела фейковый аккаунт и забыла, и теперь пытаюсь доказать, что я это я. Пока безуспешно.

На Тенерифе хорошо и тепло, сижу вот в сарафане и кокошнике на террасе, слушаю канареек, смотрю на океан. Время тут не то чтобы замедляется, но течёт совсем иначе, плавно и красиво. Как будто в другую реальность попадаешь.

Вконтакте и (если прорвусь) фб я Елена Бартош, кому интересно, добавляйте. Я пока не разобралась, как это работает, но пусть будет.
В моём детстве было принято письменно поздравлять друг друга с государственными праздниками - 1 мая, 7 ноября, 8 марта. Люди отправляли и получали целые пачки поздравительных открыток. Почему-то в нашей семье подписывать эти открытки было поручено мне. Я писала тёте с дядей, живущим в соседнем районе нашего Витебска, писала двоюродным сёстрам в Ульяновск, бабушке в Самару (тогда это был Куйбышев), писала каким-то дальним родственникам, разбросанным по всему Советскому Союзу, которых я не знала и никогда не видела. Это было интересно - представлять себе разных людей, живущих в разных республиках, в разных городах.

Но у меня была проблема. Я знала два поздравительных шаблона - желаю крепкого здоровья и желаю долгих лет жизни. Почему-то вместе они у меня не сочетались, и я не знала, кому что правильно желать. Хотелось делать это более лично, но важно ли человеку именно такое пожелание? Я спросила у мамы, и мама ответила - если молодые, то желай крепкого здоровья, а если пожилые - то долгих лет жизни. (Неясным оставался вопрос, что делать со смешанными группами, но можно было, в конце концов, отправлять каждому отдельную открытку.) Потом я спросила ещё - а как разделять, молодой или пожилой? Решили сделать водоразделом цифру 40, хотя уже тогда было понятно, что это тоже очень относительно.

Это я всё к чему. В детстве многое казалось сложным, и хотелось объяснений. Шаблоны лишь немного помогали, но были недостаточными. Сейчас я выросла, и открыток почти не пишу, а объяснения меня по-прежнему интересуют, и шаблоны не устраивают. Индивидуальный подход мне всегда был ближе. За это и люблю психотерапию - с каждым человеком выстраиваются уникальные отношения, своя история, свои смыслы. Для каждого нужно находить свои слова.

Сегодня международный день психического здоровья. Я желаю вам всем крепкого здоровья и долгих лет жизни. Пусть будет крепким ваше психическое и физическое здоровье, а годы жизни не только долгими, но и счастливыми, насыщенными, интересными и благополучными. Мира вам и процветания!

Книжный сентябрь-2015

Прочитала мало, зато не было разочарований. Всем прочитанным довольна.

Чем же я довольна?Свернуть )

Метки: